Блондинка сосёт головку огромного члена





Опубликовано: 25.11.2017.

Читайте все стихи русского поэта Владимира Высоцкого на одной странице.

Блондинка сосёт головку огромного члена

Людмиле Орловой Для меня эта ночь вне закона. Я пишу - по ночам больше. Я хватаюсь за диск телефона Блондинка сосёт головку огромного члена набираю вечное Быть не может, повторите, я уверен - дома! А, вот уже ответили Ну, здравствуй, - это я! Эта ночь для меня вне закона.

Я не сплю, я кричу - поскорей! Почему мне в кредит, по талону Предлагают любимых людей? Не могу дождаться, и часы мои стоят. К дьяволу все линии, я завтра улетаю!

Телефон для меня, как икона, Телефонная книга - триптих, Стала телефонистка мадонной, Расстоянья на миг сократив. Вы теперь, как ангел, - не сходите ж с алтаря! Самое главное - впереди, поймите, Вот уже ответили Что, опять поврежденье на трассе? Что, реле там с ячейкой шалят? Все равно, буду ждать, я согласен Начинать каждый вечер с нуля! Блондинка сосёт головку огромного члена даю вам слово, что звонить не буду. Просто друг один узнать, как он бедняга.

Ночи все у меня не для сна. А усну - мне приснится мадонна, На кого-то похожа.

Блондинка сосёт головку огромного члена

Да, я, конечно, дома! А мы живем в блондинка сосёт головку огромного члена пустоте А мы живем в мертвящей пустоте,- Попробуй надави - так брызнет гноем,- И страх мертвящий заглушаем воем - И те, что первые, и люди, что в хвосте. И обязательные жертвоприношенья, Отцами нашими воспетые не раз, Печать поставили на наше поколенье - Лишили разума и памяти и глаз.

Себя от надоевшей славы спрятав, В одном из их Соединенных Штатов, В глуши и дебрях чуждых нам систем Жил-был, известный больше, чем Иуда, Живое порожденье Голливуда, Артист Джеймс Бонд, шпион, агент Был этот самый парень звезда - ни дать ни взять, Настолько популярен, что страшно рассказать.

Да шуточное ль дело? Известный всем Марчелло в сравненьи с ним - щенок! Он на своей, на загородной вилле Скрывался, чтоб его не подловили И умирал от скуки и тоски. А то, бывало, встретят у квартиры, Набросятся и рвут на сувениры Последние штаны и пиджаки. Вот так и жил, блондинка сосёт головку огромного члена в клетке. Ну а в кино потел. Различные разведки дурачил, как. То ходит в чьей-то шкуре, то в пепельнице спит, А то на абажуре кого-то соблазнит. Чтоб граждане его не узнавали, Он к нам решил приехать в одеяле, Мол, все равно на клочья разорвут.

И вот в Москве нисходит он по трапу, Дает доллар носильщику на лапу И прикрывает личность на ходу. Вдруг кто-то шасть на "газике" к агенту И киноленту вместо документа, Что, мол, свои, мол, хау ду ю ду. Огромная колонна блондинка сосёт головку огромного члена сама в себе - Встречают чемпиона по стендовой стрельбе. Блондинка сосёт головку огромного члена во все, что было, он выстрелом с руки, По нем бабье сходило с ума и мужики. Довольный, что его не узнавали, Он одеяло снял в "Национале". Но, несмотря на личность и акцент, Его там обозвали оборванцем, Который притворился иностранцем И заявил, что, дескать, он агент.

Швейцар его за ворот Решил открыться он, "07 я". Так надо взять талон".

Блондинка сосёт головку огромного члена

Во рту скопилась пена и горькая слюна, И в позе супермена он уселся у окна. Но кинорежиссеры прибежали И недоразумение замяли, И разменяли фунты на рубли У нас в девятом принц из Сомали". Небо этого дня ясное, Но теперь в нем броня лязгает. А по нашей земле гул стоит, И деревья в смоле, - блондинка сосёт головку огромного члена.

Дым и пепел встают, как кресты, Гнезд по крышам не вьют аисты.

Блондинка сосёт головку огромного члена

Блондинка сосёт головку огромного члена - в цвет янтаря, успеем ли? Выходит, мы зря сеяли. Что ж там цветом в янтарь светится?

Это в поле пожар мечется. Разбрелись все от бед в стороны. Певчих птиц больше нет - вороны. И деревья в пыли - к осени, Те, что песни могли, - бросили. И любовь не для. Лес шумит, как всегда, кронами, А земля и вода - стонами. Но нельзя без чудес - аукает Довоенными лес звуками.

Блондинка сосёт головку огромного члена

блондинка сосёт головку огромного члена Побрели все от бед на Восток, Певчих птиц больше нет, нет аистов. Воздух звуки хранит разные, Но теперь в нем гремит, лязгает.

Даже цокот копыт - топотом, Если кто закричит - шепотом. Побрели все от бед на Восток, И над крышами нет аистов. Зачем мне считаться шпаной и бандитом - Не лучше ль податься мне в антисемиты: На их стороне хоть и нету законов,- Поддержка и энтузиазм миллионов. Решил я - и, значит, кому-то быть битым, Но надо ж узнать, кто такие семиты,- А вдруг это очень приличные люди, А вдруг из-за них мне чего-нибудь будет!

Блондинка сосёт головку огромного члена

Но друг и учитель - алкаш в бакалее - Сказал, что семиты - простые евреи. Да это ж такое везение, братцы,- Теперь я спокоен - чего мне бояться! Я долго крепился, ведь благоговейно Всегда относился к Альберту Эйнштейну.

Народ мне простит, но спрошу я невольно: Куда отнести мне Абрама Линкольна? Средь них - пострадавший от Сталина Каплер, Средь них - уважаемый мной Чарли Чаплин, Мой друг Рабинович и жертвы фашизма, И даже основоположник марксизма. Но тот же алкаш мне сказал после дельца, Что пьют они кровь блондинка сосёт головку огромного члена младенцев; И как-то в пивной мне ребята сказали, Что очень давно они бога распяли! Им кровушки надо - они по запарке Замучили, гады, слона в блондинка сосёт головку огромного члена Украли, я знаю, они у народа Весь хлеб урожая минувшего года!

Блондинка сосёт головку огромного члена

По Курской, Казанской железной дороге Построили дачи - живут там как боги На все я готов - на разбой и насилье,- И бью я жидов - и спасаю Россию! Ах, откуда у меня грубые замашки Ах, откуда у меня грубые замашки?!

Блондинка сосёт головку огромного члена

Походи с мое, поди даже не пешком Меня мама родила в сахарной рубашке, Подпоясала меня красным ремешком. Дак откуда у меня хмурое надбровье? От каких таких причин белые вихры? Мне папаша блондинка сосёт головку огромного члена бычее здоровье И в головушку вложил не "хухры-мухры" Начинал мытье мое я с Сандуновских бань я, - Вместе с потом выгонял злое недобро.

Годен - в смысле чистоты и образованья, Тут и голос должен быть - чисто серебро. Пел бы ясно я тогда, пел бы я про шали, Пел бы я про самое главное для всех, Все б со мной здоровкались, все бы меня прощали, Но не дал Бог голоса, блондинка сосёт головку огромного члена нету, как на грех!

Но воспеть-то хочется, да хотя бы шали, Да хотя бы самое главное и то! И кричал со всхрипом я - люди не дышали, И никто не морщился, право же, никто! От кого же сон такой, да вранье да хаянье? Я всегда имел в виду блондинка сосёт головку огромного члена, не дам.

Вы же слушали меня, затаив дыханье, А теперь ханыжите - только я не дам. Был раб Божий, нес свой крест, были у раба вши. Отрубили голову - испугались вшей. Да поплакав, разошлись, солоно хлебавши, И детишек не забыв вытолкать взашей. Сpедь оплывших свечей и вечеpних молитв, Сpедь военных тpофеев и миpных костpов Жили книжные дети, не знавшие битв, Изнывая от мелких своих катастpоф.

Детям вечно досаден Их возpаст и быт,- И дpались мы до ссадин, До смеpтных обид.

Блондинка сосёт головку огромного члена


Copyright © 2018 moskva-potolok.ru